Алан Кусов: “Проигрывал в казино и квартиры, и машины”

07.05.2014

Cтранная у Алана Кусова жизнь. Сначала взлет с короткого разбега — чемпион России в 22 года, сборная... Затем несколько клубов не самой высокой пробы. Потом вдруг исчез на два с лишним года и так же неожиданно вернулся. Этой зимой Кусов объявился во втором дивизионе — в ФК «Долгопрудный». «ССФ» встретился с Аланом, чтобы узнать, как жизнь.

Встретиться было трудно — «Долгопрудный» пропадал на сборах, а в короткие промежутки между ними Алан мотался между Москвой и Владикавказом. Поймал его в гостинице в Отрадном, Кусов остановился там на пару дней у друзей. Присели в коридоре.

ЗЛОПОЛУЧНАЯ ИКРОНОЖНАЯ

— Какими судьбами в «Долгопрудном»?

— В Москве отдыхал, и оказалось, у меня с руководством клуба есть общий знакомый, он и свел. Переговорили, контракт до лета подписал. А там видно будет.

— Приличная банда у вас собралась!

— Наш президент делает упор на молодых, своих воспитывает, но как это делать без опытных? Я, Серега Пучков, Эрик Корчагин, Житник Леха. Вратарь хороший, Андрюха, брат Рыжикова…

— Жить где будете?

— Мест много. Сейчас я здесь, у друзей, они из Владикавказа приехали. Но хочу ближе к стадиону квартиру снять, чтобы дети приехали на каникулы, у меня трое. Они в школе учатся во Владикавказе.

— Ваше место на поле?

— Опорник. В детстве начинал нападающим, потом — правым полузащитником, а как в дубль «Алании» попал в 16 лет, так опорным стал. Газзаев просил больше атаковать. Еще от возраста зависит, в 32 года больше обороняешься. Не то чтобы здоровье не то, но все равно меньше бегаешь.

— Перед Долгопрудным играли в Ташкенте...

— Год назад зимой туда приехал — в «Локомотив». Был там единственным легионером. Прошел сборы, тренер Хаким Фузайлов (в свое время работал помощником у Семина в «Локомотиве») говорил, что видит меня в составе. Но перед самым началом сезона я порвал икроножную мышцу. Восстановился, в первом матче вышел на 15 минут, сразу забил. Следующую игру начал в основном составе и снова порвал ту же мышцу, только сильнее. Бывает, не долечишь, раньше выйдешь. Но тут-то я полтора месяца восстанавливался! Поговорили мы с руководством и сразу после первого круга мирно разошлись. В Ташкенте с удовольствием поиграл бы еще. Мы заняли второе место — на одно очко отстали от «Бунедкора». Их сейчас тренирует Мирджалол Касымов. В 1995 м я ему мячи подавал, а в 2004 м посчастливилось поиграть в одной команде.

— Не просились к нему в «Бунедкор»?

— Я не такой человек, чтобы к кому-то обращаться. Хотя мы в хороших отношениях.

«ЕСТЬ ТАКАЯ БОЛЕЗНЬ — КАЗИНО»

— Травмы вас преследуют...

— После ЦСКА я год отыграл в «Алании», потом полгода — в Челябинске и поехал в «Терек», там Тарханов тренером был. Договорились о трехлетнем контракте. А на четвертый или пятый день я получил травму колена. На тренировке ничего не почувствовал, а проснулся утром — колено опухшее. Полетел в Москву, сделал МРТ, оказалось — мениск. А во время операции выяснилось, что еще и крестообразная порвана. Сделали мне одну операцию, через месяц другую. А потом врач решил проверить другое колено. И выяснилось, что там то же самое — крестообразная связка и мениск.

— Что, и не болело?

— Нет. Сделал еще две операции и выпал на два с половиной года. Я никому не рассказывал, никто не знал, в чем дело. Все думали — загулял, запил.

— Что делали это время?

— По большому счету, ничего. Отдыхал с друзьями. Казино посещал.

— То есть деньги были?

— Кто играет в казино, тому без разницы, есть деньги или нет. Это болезнь. Играл в рулетку.

— Выигрывали?

— Иногда. Должны ведь давать выиграть, чтобы ты еще пришел. Но нет в истории ни одного человека, кто обыграл бы казино. Там обманывают. Тебе тоже приходится обманывать друзей, родных, близких. Чтобы деньги добыть, и квартиры продаешь, и машины — все!

— До такой стадии не дошли?

— Дошел до всего — проигрывал и квартиры, и машины!

— И как выкарабкались?

— Однажды остановился. Спасибо другу — помог. Авторитетный старший товарищ.

— Загипнотизировал, что ли, запер на ключ?

— Нет. Попросил: «Ради детей своих перестань играть». И я завязал навсегда.

— А почему так долго в футбол не играли?

— После таких операций где-то полгода заживает, потом набираешь форму… Мог раньше вернуться, но затянуло. Грязная жизнь, можно сказать.

— Эти два с половиной года как-то форму поддерживали?

— Нет, никакого футбола, ничего не делал.

— А вес?

— Он у меня всегда один и тот же, поэтому без проблем вернулся в футбол, поехал в Азербайджан — в «Стандард» Баку.

«ОТДЫХАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК»

— Перед Баку побегали, форму как-то подтянули?

— Нет, приехал и начал тренироваться наравне со всеми.

— Ноги не болели?

— Нет. Я ведь никогда особо не тренировался (смеется).

— Это как?

— Я и сейчас особо не заморачиваюсь. Конечно, тренировки нужны, но я, можно сказать, такой… немного отдыхающий человек. Такой организм! Всегда себя хорошо чувствовал на сборах, даже вот после огромных перерывов. Для меня это не проблема. Проблемы у меня чаще возникали не то чтобы из-за нарушения режима… Режим мог нарушить, но в плохом состоянии на тренировки никогда не приходил. Мог вообще не прийти. Вот так!

— В кого вы такой выносливый?

— Отец был очень развит физически — на одной руке подтягивался! Наверное, в него пошел. Братья-то не такие рослые, как я.

— Младший — футболист. Как у него дела?

— Играет сейчас за Краснодарский край, выше не получается, потому что на одном колене дважды крестообразную порвал. А так поиграл за «Аланию», «Кубань», СКА Ростов. Второй брат — в Питере, у него четыре высших образования.

БАСКЕТБОЛИСТ

— Вы, наверное, как все во Владикавказе, пробовали себя и в вольной борьбе?

— В шесть лет пришел записываться в секцию. Тренер говорит: «Повтори, что этот парень сделает». Выходит пацан и такое начал! Сальто, фляк, подтягивание, отжимание... Как это повторить? Развернулся и ушел. Пошел, записался в баскетбол, до 12 лет играл. Играл даже за сборную Владикавказа на чемпионате республики.

— Уже тогда были выше всех?

— Позже вырос. Тогда был маленьким — разыгрывающим. Из десяти десять трехочковых забрасывал, из десяти десять — штрафные. А в 11 лет параллельно начал ходить на футбол.

— И вот наступил момент — или-или…

— Нет, или-или не было. Баскетбол и футбол во Владикавказе нельзя было сравнивать. К тому же «Алания» в 1995 м стала чемпионом России, все ребята были повернуты на футболе. Где только мы ни играли — во дворе, в соседнем садике, в ближайшей школе. Сутками! Пока не стемнеет. Мама работала завучем в школе. Каждое лето ездила в горы лечиться от астмы. И вот когда она была в горах, я записался на футбол в «Юность», потому что она не пускала. Первый тренер — Игорь Витальевич Осинькин, тот же, что и у Дзагоева. Скоро перешел в «Спартак», как и Веня Мандрыкин, и к тому же тренеру — Горохову. Мне тоже, как Вене, сказали: «В Америку поедешь». И это все решило. Полетели через три месяца на Кубок Америки. Там собралось много команд со всего мира. Выиграли у кого-то в финале — 4:1, я играл правого хава, забил два мяча. Мы потом еще раз на этот Кубок ездили, но проиграли в финале канадцам — 0:4. Много где побывали…

ПОРОК СЕРДЦА

— Были у вас и Всемирные юношеские игры.

— Да, в Москве выиграли. Нам обещали мастеров спорта международного класса, а дали просто мастеров, но в 17 лет тоже неплохо. Вручили золотые часы от Ельцина — «Полет», и от Дзасохова тоже «Полет», только побольше. Но у меня вдруг начались проблемы с сердцем. Три матча сыграл, и все — одышка. Пробегу 50 метров — и дальше не могу, задыхаюсь. Запретили играть в футбол. А ведь я тогда уже в дубле «Алании» играл.

— Катастрофа!

— Да нет, я был спокоен. Я всегда спокоен.

— Что делали без футбола?

— Да ничего. Тогда не пил, не гулял. Поэтому ничего не делал — отдыхал.

— Мячик-то пинали?

— Ничего не делал! И вдруг через полгода все прошло. Оказывается, это было связано с переходным возрастом, когда я резко вырос. Но до сих пор ходят слухи, что у меня проблемы с сердцем.

«НЕУДОБНО ПЕРЕД ГАЗЗАЕВЫМ»

— В Википедии написано: 6 матчей за молодежную сборную…

— Гораздо больше. При Гладилине почти все матчи отыграл, хотя я 1981 года рождения, а там играли ребята 1979 го — Булыкин, Безродный. Один момент запомнился. Играли со сборной Словении при Газзаеве. А у него всегда такие требования: если идет длинная передача на нападающего и тот проигрывает, то центральный полузащитник должен обязательно мяч подобрать. Если подбор не сделал, мог и оштрафовать, и заменить. И вот уже к 5 й минуте у меня было два момента, когда не смог сделать подбор. Валерий Георгиевич подозвал Евсикова, чтобы он переодевался, и меня заменил.

— Какие отношения с Газзаевым?

— Нормальные. Я ему благодарен. Только очень неудобно — он на меня рассчитывал, а я его подвел. И в ЦСКА, и вообще по жизни. Он всегда старался мне объяснить, помочь, направить, но я повел себя не так как надо. Хочу извиниться перед Валерием Георгиевичем и Евгением Ленноровичем Гинером. Подвел и того, и другого. Но больше Газзаева, рассчитывал он на меня сильно.

«ВСЕ ГОЛЫ ПОМНЮ!»

— Пройдемся по клубам. Как хорошо все начиналось — «Алания», основа, четыре гола…

— В первый раз выпустил меня Аверьянов против «Уралана» в 2000 м вместо Александра Чайки (у него заболела спина) на 20 минут. А следующую игру, в Воронеже, сыграл уже целиком. Все голы помню. «Зениту», московскому «Динамо», «Соколу», «Ростову».

— В 2003 м в ЦСКА при Газзаеве — 11 матчей.

— Начались проблемы с ахиллами. Из-за этого так мало отыграл. В том же 2003 м вернулся в аренду в «Аланию», чтобы помочь, она шла на последнем месте. Это только мое решение, а не то что Газзаев убрал.

— В Москве заразились казино?

— Да. Зашел туда в 2003 м, вышел… в 2008 м (смеется).

— Газзаев был в курсе?

— Он всегда в курсе!

— От родственников, наверное, много чего наслушались.

— Давление было всегда, но не хочу об этом говорить.

— Когда женились?

— В том же 2003 м. 1400 человек было на свадьбе во Владикавказе.

— На Кавказе свадьбы — разорение.

— Все равно в Осетии дешевле, чем в Москве. И не в два, а во много-много раз.

ПЕРЕЛОМ — В «ТОРПЕДО», ГОЛЕНОСТОП — В «АНЖИ»

— Почему не получилось в «Анжи»?

— Пригласил туда Омари Тетрадзе. Я с ним успел поиграть в 2002 м в «Алании», подружились. И вот созвонились, он меня взял на второй круг. Пришел, три матча сыграл, а потом травма — голеностоп. Восстановился, но команда хорошо шла, и менять состав не стали. Заняли 1 е место, вышли в премьер-лигу. Тетрадзе ушел, я тоже.

— Что помешало в «Торпедо»?

— Туда позвал Павлов. Выиграли чемпионат России по второй лиге. Получается, во всех трех лигах был чемпионом. В «Торпедо» все нормально было. Только в начале второго круга играли с «Сатурном-2», пошел в подкат и ногу сломал. Из-за этого сезон не доиграл. А потом Павлов ушел, и я тоже.

— Четыре гола за полсезона — неплохо для опорника.

— Один — в Губкине метров с тридцати пяти ударил, один — с пенальти, два — головой. Еще на Кубок два забил.

— В «Луче» какие были проблемы?

— Никаких. Во Владивосток я поехал опять к Павлову. Команда хорошая подобралась. Просто немного не повезло, вылетели. А ушел, потому что колено болело, да и контракт закончился. К тому же возник вариант с Ташкентом.

«ЖИЗНЬ — СПЛОШНОЕ ВЕСЕЛЬЕ»

— Что после футбола?

— Есть незаконченное высшее — три курса юридического. Два осталось. Когда-нибудь обязательно закончу. А чем буду заниматься, еще не решил, но чем-то связанным с футболом. Может, тренером стану. Или агентом.

— Футбол много дал друзей, врагов?

— Друзей — да, врагов, думаю, — нет.

— Что-то скопили — недвижимость, машины?

— Все в казино оставил.

— Но квартира-то во Владикавказе есть?

— Без комментариев.

— Самый счастливый день?

— Рождение первой дочери. Хотя после родились еще двое детей, но, пусть они не обижаются, больше всех я люблю старшую дочь.

— Рождение дочери в Осетии — тоже 1400 человек?

— Нет, такой день особо не отмечают. Ну посидели немножко с друзьями…

— Сколько — немножко?

— Дня три всего.

— Самый страшный день?

— Такого не было и, надеюсь, не будет. Это если бы я детей разочаровал.

— А самый веселый?

— (Смеется.) Вся жизнь веселая. Настолько веселая, мало у кого такая. Считай, всю футбольную жизнь отдыхал!