Станислав Черчесов: “За одну секунду динамовцем не стану”

30.04.2014

Главный тренер московского «Динамо» рассказал корреспонденту «СЭ» о первых впечатлениях от работы в новом для себя клубе.

– Правда ли, что вас приятно удивила реакция динамовской публики на ваш приход?

– Есть болельщики на стадионе, есть улица. Выходишь туда – и начинаешь кое-что понимать. Одно дело, когда тебя тепло встречают люди в возрасте, которые еще помнят, как ты ловил мячи, и совсем другое – молодежь. Те, кому пятнадцать лет, двадцать. Вот их отношением был приятно удивлен. Подходили, благодарили, желали удачи. То есть, определенная симпатия есть, и теперь ее надо развивать.

– Результатом?

– Да. В «Динамо» у меня пока история маленькая. Но уже и за это время кое-что произошло. А впереди еще интереснее. Это и непростые соперники, и тот факт, что почти вся команда «висит» на желтых карточках. Иными словами, есть определенный вызов, на который нужно отвечать. И футболистам, которые у нас главные на поле. И мне – главному по главным.

– Не было опасений, что в новой работе вам будет мешать спартаковское прошлое?

– На всякий случай, динамовское прошлое тоже имеется, правда – дрезденское. И локомотивское, к слову. Но речь не о том. Есть спортсмены, их много, есть тренер, он один. Понятно, что за одну секунду ни динамовцы меня не признают своим, ни я таковым не стану. Это нормально. Определенное недоверие поначалу есть всегда. Повторяю, буду доказывать свою состоятельность ответственным подходом к работе и результатом.

– А амкаровцем вы успели стать?

– А то! Пожар во мне был немного потушен. Помню, сперва удивлялся: то, что я делал раньше за минуту, здесь делается за месяц. Но впоследствии мы пришли к общему знаменателю. Опыт очень ценный, в любом случае.

– Ставило ли перед вами руководство «Динамо» какие-то конкретные задачи?

– Нет.

– А с вашей стороны были какие-то условия или пожелания?

– Как бы ответить… Общество «Динамо» до недавнего времени довольно успешно жило без Черчесова. Условия, трансферы, что-то еще – так вопросы я ставить просто не мог. Я же был человеком со стороны, мало погруженным в процесс. Да и об элементарном уважении не стоит забывать. Пожелания – другое дело. Некоторые нюансы можно обсуждать.

– Козлов, получивший дисквалификацию, в сердцах сказал: «Теперь, видимо, не поеду на чемпионат мира».

– Я с ним поговорил, привел ему свой пример, как мне за первые четыре игры в бундеслиге набили столько, сколько я за весь сезон не пропускал. У всех бывают неудачи. Команда отнеслась к этой ситуации спокойно, хотя все понимают, что Козловых у нас мало. Да, парень чувствует в связи со всем произошедшем некоторую неуверенность. Не думаю, что три пропущенных матча должны перечеркнуть все, что Козлов показывал в предыдущие годы. На мой взгляд, в расширенный список он должен попасть.

– Вам предстоит встреча со «Спартаком». Это будет нечто особенное?

– Нет, просто матч, который нужно выигрывать. Не задумываюсь я об этих вещах, про которые вы там любите писать. Было бы как-то по-другому, я бы сказал. Принципиальности никакой нет.

– То есть, отболело?

– А болело ли? Если я говорю «нет», это значит – нет. К тому, что случилось в прошлом, отношусь совершенно спокойно и возвращаться к этой теме не хотел бы.

– Для болельщиков такие противостояния – святое дело.

– Я это понимаю, но тренер не может быть болельщиком.

– «Динамо» – одна из лучших команд в лиге по составу. Во всяком случае, существует такое мнение.

– Интересное мнение. Но в то же время у нас играют три центральных полузащитника, из них двое опорных. И заменить некем. Это глубина состава? Не думаю. Разумеется, у нас много хороших исполнителей. Есть звезды. Но любую команду надо правильно структурировать. Условно говоря, в доме не может быть пять навороченных телевизоров, но при этом не быть холодильника. Понимаете, о чем я?

– Есть ли в «Динамо» футболисты, которые превзошли ваши ожидания?

– Никогда не думаю о ком-то, если до этого даже не разговаривал с ним. Без погружения в проблему составлять о ней какое-то мнение неправильно. Это все-таки больше ваша работа. Иногда читаю что-то в прессе о себе и думаю: неужели это я? Поэтому все-таки заранее никакой картины не выстраиваю. Вот первое впечатление – другое дело. Оно есть. И уже с его помощью можно спокойно оценить и проанализировать способности того или иного человека.

– Правда ли, что с Нобоа не продлевают контракт?

– Это кто сказал?

– Его агент.

– Так он же сказал, что контракт заканчивается, идут переговоры. Если бы они не шли, был бы другой разговор. Ведем разговор и по Касаеву. И клуб, и я заинтересованы в том, чтобы этот футболист остался. Наша трансферная политика во многом будет зависеть от того, как будет выглядеть лимит на легионеров. У нескольких иностранцев в «Динамо» заканчиваются соглашения, и делать сейчас какие-то скоропалительные заявления и предпринимать поспешные действия неправильно.

– Гершкович недавно назвал вашу фамилию в числе тех, кто мог бы помочь Капелло в сборной. Как вам эта идея?

– Сборной мы и так помогаем. Игроки из моих клубов в национальную команду так или иначе приглашаются. Нельзя думать о чем-то другом, когда занят своим делом.

– А если предположить, что в 2018 году будет взята на вооружение хоккейная идея пригласить трех клубных тренеров и соединить их в штаб?

– Пока не представляю, как это может быть. В воротах должен один человек стоять. Если есть главный тренер, а каждый из помощников будет отвечать за свой участок, это другое дело. Очень важно знать, что за роль тебе отведена, и быть к этой роли готовым.

– Не так давно болельщики «Динамо» пришли на базу и буквально построили команду. С вами такое возможно?

– Не люблю рассуждать в сослагательном наклонении. Вот сейчас скажу, что войду в горящую избу, а потом спички испугаюсь. Хотят болельщики пообщаться? Ну, давайте общаться. Только о чем будет разговор? Претензии, которые они обычно предъявляют футболистам, должен предъявлять главный тренер. Который отвечает за результат. Из этого и исхожу.

«Спорт-Экспресс»